Культиватор — Cultivator — xcv.wiki

Культиватор - Cultivator - xcv.wiki Мотоблоки

История

Основная идея расчесывания почвы для борьбы с сорняками является древней и использовалась мотыгами или мотыгами за тысячелетия до появления культиваторов. Первоначально культиваторы тянулись тягловыми животными (такими как лошади, мулы или быки), либо их толкали или тащили люди.

В современном коммерческом сельском хозяйстве количество посевов, выполняемых для борьбы с сорняками, значительно сократилось за счет использования гербицидов . Однако гербициды не всегда желательны, например, в органическом земледелии .

Роторная мотыга с приводом была изобретена Артуром Клиффордом Ховардом, который в 1912 году начал экспериментировать с роторной обработкой почвы на ферме своего отца в Гилгандре, Новый Южный Уэльс , Австралия .

Первоначально используя отцовский паровой тракторный двигатель в качестве источника энергии, он обнаружил, что почву можно обрабатывать механически без уплотнения почвы, как это было в случае обычной вспашки . Его самые ранние конструкции отбрасывали вспаханную почву боком, пока он не улучшил свое изобретение, сконструировав L-образный нож, установленный на широко разнесенных фланцах, прикрепленных к ротору малого диаметра.

Вместе с товарищем-учеником Эверардом Макклири он основал компанию по производству своей машины, но планы были прерваны Первой мировой войной . В 1919 году Ховард вернулся в Австралию и возобновил свои конструкторские работы, запатентовав конструкцию с 5 лопастями роторного культиватора и двигателем внутреннего сгорания в 1920 году.

В марте 1922 года Ховард основал компанию Austral Auto Cultivators Pty Ltd, которая позже стала известна как Howard Auto Cultivators. Он базировался в Нортмиде , пригороде Сиднея , с 1927 года.

Между тем, в Северной Америке в 1910-е годы тракторы эволюционировали от монстров размером с тяговый двигатель к меньшим, более легким и более доступным машинам. Fordson трактор особенно сделал трактора доступным и практичным для малых и средних семейных ферм впервые в истории.

Культивирование было в некоторой степени второстепенным в дизайне Fordson, что отражало тот факт, что даже простое привнесение в этот сегмент рынка практической моторизованной тяги само по себе было важной вехой. Это дало возможность другим заняться более совершенным моторизованным земледелием.

Между 1915 и 1920 годами различные изобретатели и компании, занимающиеся сельскохозяйственным производством, экспериментировали с классом машин, называемых мотокультиваторами , которые представляли собой просто модифицированные культиваторы с хвостовиком на конной тяге с двигателями, добавленными для самодвижения.

Этот класс машин имел ограниченный успех на рынке. Но к 1921 году International Harvester объединила моторизованную культивацию с другими задачами тракторов (тяговая мощность и работа ремня), чтобы создать Farmall , трактор общего назначения, предназначенный для обработки почвы, который в основном изобрел категорию пропашных тракторов .

В Австралии к 1930-м годам Ховарду становилось все труднее удовлетворять растущий мировой спрос на экспорт его машин. Он отправился в Соединенное Королевство , основав компанию Rotary Hoes Ltd в Ист-Хорндоне , Эссекс, в июле 1938 года.

Филиалы этой новой компании впоследствии открылись в Соединенных Штатах Америки, Южной Африке, Германии, Франции, Италии, Испании, Бразилии. Малайзия, Австралия и Новая Зеландия. Позже она стала холдинговой компанией Howard Rotavator Co. Ltd. Группа компаний Howard была приобретена датской Thrige Agro Group в 1985 году, а в декабре 2000 года Howard Group стала членом Kongskilde Industries из Сорое , Дания .

Когда гербицидные средства борьбы с сорняками были впервые широко коммерциализированы в 1950-х и 1960-х годах, это сыграло роль в оптимистическом мировоззрении той эпохи, в которой такие науки, как химия, открыли новую эпоху современности, которая оставит старомодные методы (такие как борьба с сорняками с помощью культиваторов). на свалке истории.

Таким образом, гербицидная борьба с сорняками была принята очень широко, а в некоторых случаях слишком сильно и поспешно. В последующие десятилетия люди преодолели этот первоначальный дисбаланс и пришли к пониманию того, что гербицидная борьба с сорняками имеет ограничения и внешние эффекты , и ею необходимо управлять разумно.

Он по-прежнему широко используется и, вероятно, в обозримом будущем останется незаменимым для доступного производства продуктов питания во всем мире; но его мудрое управление включает поиск альтернативных методов, таких как традиционная механическая обработка земли, где это возможно.

Культиватор


КУЛЬТИВАТОР, с.-х. орудие для обработки вспаханной почвы без оборачивания пласта в целях борьбы с сорной растительностью и подготовки поля к посеву, а также для обработки почвы при уходе за пропашными культурами.

К. различают: 1) по назначению: для сплошной обработки почвы, пропашные и универсальные; 2) по виду тяги: тракторные (прицепные и навесные), конные и ручные. К., предназначенными для сплошной обработки почвы, производится уничтожение сорной растительности на парах, предпосевная подготовка почвы, глубокое её рыхление без оборота пласта и разрушение почвенной корки, которая образуется от дождей после посева. К культиваторам для сплошной обработки почвы относятся паровые, лаповые и пружинные К., штанговые пароочистители, чизель-культиваторы и вращающиеся мотыги. К. пропашными производится рыхление почвы и уничтожение сорной растительности между рядами пропашных культур, прореживание и окучивание р-ний в рядах, нарезка поливных борозд и устройство гряд. К пропашным относятся также универсальные К., приспособленные для междурядной обработки при различной ширине междурядий и для обработки чистых паров.

Основными рабочими органами К. являются лапы. Соответственно выполняемой работе рабочие органы К. (рис. 1) по своему назначению и форме разделяются на: 1) лапы полольные (односторонние плоскорезные, стрельчатые плоскорезные и универсальные); 2) лапы рыхлительные (долотообразные, оборотные и копьевидные) и 3) корпусы окучивающие и бороздорежущие.

Односторонние плоскорезные лапы применяются на тракторных и конных К. при первых междурядных обработках на глубину до 6 см и малых защитных зонах. Они подрезают сорную растительность и имеют малый наклон к поверхности поля.

Стрельчатые плоскорезные лапы, так же как и односторонние, характеризуются малым углом наклона к поверхности поля (до 18°), применяются в комбинации с односторонними лапами и в др. случаях, когда требуется небольшая глубина рыхления и наименьшее смещение почвы. Наибольшее применение эти лапы имеют при уходе за овощами, свёклой и хлопчатником. В стрельчатых лапах угол между лезвиями, при к-ром получается скользящее резание сорной растительности без обволакивания и залипания лезвия, составляет для песчаных почв 70 — 75°, суглинистых 60 — 65° и чернозёмных 55 — 60°. При уменьшенных значениях этого угла повышается количество неподрезанных сорняков, с увеличением угла возникает залипание лезвия и сгруживание почвы.

Полольные универсальные лапы одновременно с подрезанием сорняков производят рыхление почвы, поэтому, в отличие от стрельчатых плоскорезных лап, имеют увеличенный угол наклона к поверхности поля (до 30°) и более широкие грудь и крылья. Применяются на тракторных прицепных К. для обработки паров, предпосевной подготовки почвы и междурядной обработки зерновых и масличных культур на глубину до 10 — 14 см. Ширина захвата полольных лап различна и находится в зависимости от схемы расстановки их на культиваторе. При сплошной обработке наиболее целесообразная ширина лапы находится в пределах 250 — 350 мм. Лапы большего захвата дают неровное дно и подвержены залипанию вследствие обволакивания лезвия растительными остатками. При меньшей ширине захвата лап возможно забивание их землёй и сорной растительностью из-за наличия большого количества стоек.

Рыхлительные долотообразные лапы применяются в тракторных и конных пропашных К. для рыхления почвы в междурядьях на глубину до 16 см без вынесения влажной почвы на поверхность. К. с долотообразными лапами чаще всего применяют для ухода за свёклой. Оборотные рыхлительные лапы, прикреплённые к жёстким стойкам чизель-культиватора, применяются для рыхления почвы на глубину до 22 см, а на навесном культиваторе КД — для рыхления междурядий хлопчатника. На пружинных стойках они применяются для извлечения из почвы корневищ многолетних сорняков; в этом случае лапы погружаются в почву на глубину 10-12 см.

Копьевидные рыхлительные лапы применяются на навесных К. в поливном земледелии для рыхления почвы на глубину до 12 см после полива и для уничтожения корнеотпрысковых сорняков.

Корпусы окучивающие и бороз-дорежущие служат для окучивания р-ний и нарезки поливных борозд. Они имеют раздвижные крылья, что позволяет использовать их для работы в междурядьях различной ширины. Применяются в тракторных навесных и прицепных К. при работе на глубину до 12 см.

Культиваторные лапы, как правило, изготовляют из стали 65 Г и 70 Г. Режущие кромки лап подвергают термической обработке; поверхность лап шлифуют. Заточку лап производят сверху под углом 8 — 10°. Для нормальной работы полольные лапы д. б. всегда острыми; их следует затачивать (или оттягивать) после каждых 8 — 10 час. работы.

Для крепления лап к раме или грядилю К. служат стойки. Соединение лап со стойкой бывает разъёмное и неразъёмное. Лапы универсальные и рыхлительные прикрепляют к жёстким или пружинным стойкам болтами. Этот способ крепления позволяет иметь на К. один комплект стоек и неск. комплектов разнотипных сменных лап. Плоскорезные лапы приклёпывают к индивидуальным стойкам. Забивание К. сорняками, нависающими на стойки, зависит от формы и размеров стоек. Наиболее рациональной по форме является стойка, изображённая на фигуре 5 (рис. 1). Основным материалом для жёстких стоек служит сталь Ст 5 и Ст 6, а для пружинных — сталь 65 Г и 70 Г. Размеры основных типов культиваторных лап и стоек сведены в табл. 1.

Рабочие органы (лапы со стойками) прикрепляют к раме К. жёстко или с помощью шарнирных грядилей. Жёсткая система крепления применяется в ручных и конных К. в случаях, когда ширина орудия невелика — до 0,7 м (напр., в однорядных пропашных К. с опорным колесом и пружинных К. для сплошной обработки почвы), или в тракторных К. глубокого рыхления — чизель-культиваторах (рис. 2). При жёстком креплении рабочих органов равномерность глубины погружения лап в почву зависит от положения рамы, опирающейся на 3 точки: два колеса орудия и прицеп трактора или передок. С увеличением ширины орудия неравномерность глубины хода рабочих органов возрастает, поэтому ширина захвата чизель-культиваторов обычно не превышает 2,5 м. К. с большей шириной даже на ровных полях работают плохо. Шарнирная система крепления лап делится на индивидуально-поводковую, секционную (одно- и многошарнирную) и поперечно-рамочную.

Индивидуально-поводковая система крепления применяется, гл.обр., в К. для сплошной обработки почвы универсальными и пружинными лапами (рис. 3). Такое крепление удовлетворительно обеспечивает одинаковую глубину хода всех лап культиватора при ширине К. до 4 м, но при перемещении лап вверх и вниз на неровностях поля угол входа лапы в почву меняется, что даёт различное качество обработки. Для уменьшения этого недостатка грядили делают значительной длины (1,3 — 1,5 м) и при этом устанавливают большее взаимное перекрытие следов полольных лап во избежание огрехов при подрезании сорняков. При длине грядиля больше 1,5 м, что имеет место, напр., при трёхрядной расстановке лап в паровом культиваторе КП-3, грядили в задней части связываются между собой шарнирными планками (рис. 9). Примером секционного крепления рабочих органов служит одношарнирная грядильная система навесных культиваторов КД (рис. 4), требующая большой длины грядиля; при недостаточной длине грядиля увеличивается разница глубины хода передних и задних лап. В овощных и свекловичных К. применяется многошарнирная (параллелограмная) (рис. 5) грядильная система (шарнирный параллелограм).

Особенностью и преимуществом этой системы перед одношарнирным креплением грядилей является постоянство угла установки лап по отношению к поверхности поля. В результате параллельного перемещения грядилей при подъёме их достигается одинаковая глубина хода передних и задних лап на каждом грядиле. Недостатком этой системы является сложность конструкции вследствие большого количества шарниров и большой вес.

Поперечно-рамочная система крепления рабочих органов применена в универсальных К. (рис. 6). Достоинством системы является удобство расстановки лап по ширине захвата К., что требуется при междурядной обработке пропашных культур. Недостаток системы заключается в плохом копировании рельефа поля и низком расположении рамы, вследствие чего применение этой системы ограничивается междурядной обработкой низкостебельных культур при ровном рельефе поля. Из-за этого недостатка ширина рамы ограничивается 2 — 2,5 м. При шарнирном креплении рабочих органов к раме в конструкции грядиля обычно предусматривается приспособление для изменения угла установки лап относительно поверхности поля соответственно глубине и условию работы. В индивидуальных грядилях это достигается изменением угла между стойкой и грядилем (рис. 7); при секционном креплении — изменением положения каждой лапы относительно стойки (рис. 4 и 5), в поперечно-рамочной системе — поворотом брусьев рамы и кронштейнов стоек (рис. 6). При расстановке рабочих органов по ширине захвата (рис. 8, 9, 10 и 11) необходимо учитывать следующее. Рациональная ширина захвата В культиватора для сплошной обработки почвы должна соответствовать тяговому усилию трактора. При жёсткой системе крепления рабочих органов она не превышает 2,5 м; при шарнирном креплении с помощью грядилей — 4,0 м. Более широкозахватные К. с жёсткой рамой плохо приспособляются к рельефу поля, поэтому дальнейшее увеличение ширины захвата достигается шарнирным соединением неск. К. в один агрегат. Ширина захвата лап В должна соответствовать выполняемой ими операции. Число полольных лап в культиваторе определяется с учётом перекрытия с между лапами, к-рое необходимо для полного подрезания сорняков и к-рое зависит от расстояния L между лапами по ходу и от способа крепления их к раме К. При жёстком креплении перекрытие д. б. не менее 40 — 60 мм; при креплении на длинных индивидуальных грядилях — 60 — 80 мм. Расстояние между лапами L по ходу К. (рис. 8) связано с условиями работы: чем больше засорённость и влажность почвы, тем больше д. б. расстояние. Однако излишнее расстояние L, не уменьшая забивания К., ухудшает подрезание сорняков и увеличивает неравномерность хода лап по глубине. В связи с этим трёхрядное расположение лап (рис. 9) применяется в К., предназначенных для работы в тяжёлых условиях. Для обработки нормального чёрного пара — предпочтительней двухрядная расстановка лап (рис. 8). При работе узкорыхлительных лап, во избежание забивания К. землёй, расстояние между соседними лапами в одном ряду (рис. 10) берётся приблизительно в 2 раза больше максимального заглубления лапы.

Для междурядной обработки ширина захвата К. должна быть или равна захвату сеялки или меньше его в целое число раз. Лапы д. б. расставлены так, чтобы при проходе К. в одну сторону обрабатывалась одна половина стыковых междурядий, а при обратном проходе — др. их половина, т. к. ширина стыковых междурядий, образующихся между отдельными заездами сеялки, часто уклоняется от принятой при расстановке сошников сеялки. В каждом междурядье (рис. 11) полольные лапы должны расставляться так, чтобы от края лапы до рядка р-ний оставалась необработанная полоса — «защитная зона». Ширина защитной зоны е зависит от развития корневой системы и надземной части культурных р-ний, от глубины обработки и лёгкости управления К. Обычно эта величина берётся равной: при обработке конными и тракторными прицепными К. овощных культур, сахарной свёклы и кок-сагыза 90 — 110 мм, при обработке пропашных зерновых и масличных культур — 100 — 130 мм. При обработке навесными К. поливного хлопчатника величина защитной зоны берётся 120 — 150 мм.

Для полного подрезания сорняков перекрытие между лапами е устанавливается от 40 до 60 мм.

Культиваторы для сплошной обработки почвы. Для ухода за парами в с.-х. производство введён спец. паровой культиватор КП-3 с захватом 3 м (рис. 12); в 1951 изготовлена серия паровых культиваторов КП-4 с захватом 4 м. Особенностью парового культиватора КП-3 является трёхрядная расстановка полольных лап (рис. 9) и наличие на грядилях предохранителей (рис. 13), предотвращающих поломку лап при наезде на препятствие. Эта особенность позволяет использовать К. на сильно засорённых и каменистых почвах. Прочность его рассчитана для работы на глубину 12 — 16 см. При работе на меньшей глубине равномерность хода лап уменьшается вследствие большого расстояния между лапами переднего и заднего рядов. Лапы К. имеют широкую грудь, что вызывает образование борозд, поэтому для выравнивания поверхности поля, при работе на парах, рекомендуется вместе с К. применять бороны. К. имеет один автомат для подъёма и заглубления рабочих органов (рис. 12). Автомат 4 ячеистого типа приводится в движение цепью от правого ходового колеса 3. С автоматом связан механизм регулирования глубины (рис. 14), являющийся частью подъёмного механизма. Конструкция механизма регулирования глубины позволяет автомату поднимать рабочие органы независимо от установленной глубины хода их на постоянную высоту для транспорта К. Культиватором управляет тракторист, для этого рукоятка 1 механизма регулирования (рис. 14) выведена вперёд к трактору. Включение автомата производится натяжением шнура, привязанного к рычагу 8 (рис.12), с роликом, запирающим диск автомата. К. укомплектовывают полольными лапами на жёстких стойках и узкорыхлительными — на пружинных стойках. Полольные лапы устанавливаются по след. схеме: в переднем ряду четыре лапы с шир. захвата 250 мм, во втором и третьем рядах — девять лап с шир. захвата 295 мм. Рыхлительные лапы устанавливают в три ряда: по два на длинном грядиле и по одному на коротком; всего устанавливают 20 рыхлительных лап (рис. 15).

Чивель-культиватор КЕ завода Чирчиксельмаш (рис. 16) предназначен для рыхления почвы на глубину до 22 см без оборота пласта; применяют в засушливых р-нах юга и юго-востока СССР. Рабочими органами служат 13 рыхлительных лап 8 на жёстких стойках. В случае применения чизель-культиватора для подрезания сорняков на жёсткие стойки вместо оборотных лап устанавливают полольные стрельчатые лапы с шир. захвата 350 мм. Стойки прикрепляются болтами к поперечной раме, на к-рой имеется ряд отверстий, позволяющих перестанавливать лапы по ширине орудия. Подъём и заглубление рабочих органов производятся автоматами 5, установленными на колёсах. Автоматы приводятся в действие рычагами: передним 6 при заглублении лап и задним 7 при переводе К. в транспортное положение. Регулирование глубины хода лап осуществляется винтовым механизмом 4. На К. может быть установлено приспособление для внесения в почву сухих минеральных удобрений.

Садовый культиватор КСВ-2,5 завода «Красный Аксай» (рис. 17) по конструкции и характеру выполняемой работы является орудием, сходным с чизель-культиватором КЕ. Он предназначен для рыхления почвы на глубину до 20 см и уничтожения сорняков в садах с междурядьями в 5, 7,5 и 10 м. Отличительной особенностью конструкции К. является наличие выдвижной секции 4 с тремя рабочими органами, благодаря к-рой этим К. можно обрабатывать одновременно междурядья и межствольные полосы. При подходе к дереву выдвижная секция под действием автомата, вращающегося от левого колеса культиватора 6, отклоняется в сторону, а после обхода дерева занимает прежнее положение, оставляя необработанную приствольную зону размером 96×150 см. Автомат секции включается в действие рычагом 8, к-рый, задевая за ствол дерева, отклоняется, действует на ролик, удерживающий диск автомата. Перевод К. в транспортное положение и заглубление рабочих органов осуществляется автоматом 9, установленным на левом колесе. Регулирование глубины хода лап производится рычагом 5. В комплект рабочих органов К. входят: стрельчатые полольные лапы с шир. захвата 330 мм — 7 шт., стрельчатые лапы с шир. захвата 250 мм — 3 шт. и рыхлительные лапы с шир. захвата 45 мм — 13 штук.

Штанговые К. Тракторный штанговый пароочиститель ШК-24 завода Колющенко (рис. 18) предназначен для уничтожения однолетних сорняков; применяется на полях с ровным рельефом и только в сочетании с лаповыми культиваторами. Рабочий орган пароочистителя — стальная штанга 4 квадратного сечения 22×22 мм, вращаясь и перемещаясь в почве на глубине 8 — 10 см, вырывает с корнями сорные р-ния и выбрасывает их на поверхность почвы. Направление вращения штанги обратное вращению колеса; число оборотов её 0,7 на 1 м пути орудия. Пароочиститель состоит из двух секций, связанных общим прицепом 6. Каждая секция может работать отдельно. Рама секции опирается на два колеса, одно из к-рых служит для передачи вращения штанге. К раме секции присоединена тележка, опирающаяся на два самоустанавливающихся колеса; она имеет ручной рычажный механизм 1 для перевода К. в транспортное положение и для регулирования глубины хода штанги. Заглубление штанги происходит под действием веса орудия. Для обеспечения устойчивого хода штанги при работе на уплотнённой почве К. догружается дополнительным грузом. В 1948 был испытан и рекомендован к использованию штанговый культиватор КШ-3,6 завода «Красный Аксай». Отличительной особенностью этого К. является наличие автомата на каждой секции; автомат приводится в движение от колеса для включения К. в работу и перевода его в транспортное положение. При работе штангового К. вследствие вращения штанги она очищается от сорняков; культиватор забивается сорняками меньше, чем лаповый.

Мотыга вращающаяся применяется для разрушения почвенной корки и удаления молодых, не успевших укорениться сорняков. Завод «Красный Аксай» выпускает вращающуюся мотыгу МВ-2,1 (рис. 19) только для конной тяги. Первомайский завод выпускал для тракторной тяги мотыгу, состоящую из трёх батарей МВ-6,3 (рис. 20); каждая задняя батарея м. б. использована отдельно, с упряжкой двух или трёх лошадей. Рабочими органами мотыги МВ-2,1 являются игольчатые диски диам. 540 мм. Диски свободно вращаются на двух осях, укреплённых в деревянных подшипниках на раме, и расположены так, что между двумя следами передних дисков проходит след заднего диска. Конная мотыга имеет 31 диск, из к-рых 15 дисков на переднем валу и 16 — на заднем. При движении машины диски катятся по полю и своими иглами, погружающимися в почву на глубину 8 — 10 см, разрушают почвенную корку и выдёргивают сорняки. На одном м2 мотыга делает 150 уколов.

Регулирование глубины погружения дисков мотыги производится двумя рычагами, расположенными вблизи сиденья, и перестановкой стопорных колец на вертикальной части оси переднего колеса. При работе на плотной почве на настил рамы укладывают дополнительный груз.

Мотыга вращающаяся является весьма ценным орудием для ухода за посевами не только пропашных, но и зерновых культур.

К. пружинный конный КП-0,7 (рис. 21). Одним из эффективных способов борьбы с многолетними сорняками является применение узкорыхлительных лап на пружинных стойках. Вибрирующее действие пружин способствует вырыванию и выталкиванию корневищ на поверхность почвы, самоочищению стоек, а также энергичному рыхлению почвы, что, однако, связано с распылением её. Это является большим недостатком работы пружинных лап. Другим недостатком пружинных К. является неравномерная глубина хода лап и невозможность проведения работы на плотных почвах. Конные пружинные пятилаповые К. изготовляются заводами «Красный плуг» и «Красный Аксай» под маркой КП-0,7, рассчитаны на силу тяги пары лошадей. К. имеет стальную раму 1 треугольной формы, опирающуюся на передок 2 и два задних колеса 3. Рабочие органы жёстко прикреплены к раме. Заглубление и подъём рабочих органов 5 производится рычагом 4, прикреплённым к коленчатой оси задних колёс. Установка лап на требуемую глубину достигается перемещением и фиксацией рычага на секторе и соответствующей установкой стопорного кольца на шкворне передка.

Культиваторы пропашные. В СССР наибольшее распространение в качестве пропашных имеют тракторные прицепные и конные однорядные К. Навесные пропашные К. пока применяются, гл. обр., в поливных р-нах хлопководства. С ростом производства новых тракторов с гидравлическими подъёмниками увеличивается выпуск навесных К. и для др. районов.

Универсальные тракторные К. Универсальный культиватор КУТС-4,2 завода «Красный Аксай» (рис. 22) предназначен для междурядной обработки пропашных зерновых, масличных и технических культур: кукурузы, подсолнечника, проса, неполивного хлопчатника, клещевины, табака, арахиса, конопли, лекарственных и др. р-ний. Они используются также для сплошной обработки почвы на глубину до 8 дм, при отсутствии на поле камней и огрехов и незначительном развитии надземной части сорняков. К. имеет 80% узлов и деталей, общих с однотипными культиваторами КУТС-2,8 и 2КУТС-2,8. Конструкция К. допускает соединение двух орудий в парный шеренговый агрегат (с помощью шарнирной сцепки) и установку на раму подкормочных приспособлений, к-рые выпускаются по особому заказу. К. имеет поперечную раму 1 и сницу с прицепным устройством 2, грядильные секции с брусьями 3, рабочие органы с держателями 4, механизм подъёма рабочих органов б, механизм управления колёсами 6 и подножную доску для прицепщика. Конструкция допускает установку колёс под рамой и крепление их к главной балке рамы в любом месте, что даёт возможность размещать колёса в междурядьях различной ширины. Прицепное устройство допускает регулировку высоты прицепа к трактору и позволяет при работе удерживать раму в горизонтальном положении. К переднему угольнику поперечной рамы на кронштейнах приварен валик; на валик навешивают грядильные секции с брусьями, на к-рые устанавливают рабочие органы. Рабочие органы с держателями прикрепляют к брусьям с помощью крюков в любом месте брусьев. Такой способ крепления позволяет устанавливать рабочие органы на обработку междурядий различной ширины и выдерживать при этом требуемые размеры защитных зон и перекрытия лап. Четырехзвенный механизм управления колёсами состоит из угольника с зубчатой рейкой, соединяющего рычаги поворота осей колёс, штурвального вала с зубчаткой и штурвальным колесом, кронштейна и верхнего подшипника, поддерживаемого стойками. При вращении штурвала по часовой стрелке колёса К. поворачиваются вправо, и наоборот. Наибольший угол поворота колёс в каждую сторону 12°. Подножная доска используется при проведении сплошной обработки паров. Находясь на доске, рабочий на ходу К. очищает чистиком рабочие органы от сорняков, нависающих на стойки. К культиватору прилагают след. рабочие органы: плоскорезные односторонние (левые и правые) лапы с захватом 165 мм- 16 шт., лапы стрельчатые универсальные с захватом 220 мм — 12 шт. и с захватом 270 мм — 19 шт., лапы рыхлительные долотообразные — 25 шт. и лапы рыхлительные пружинные — 20 штук.

Универсальный культиватор КУТС-2,8 (рис. 23) предназначен для междурядной обработки поливной свёклы, высеянной свекловичными сеялками, картофеля, высаженного 4-рядной картофелесажалкой и др. культур с междурядьями в 44,5, 60, 65 и 70 см, а также для нарезки поливных борозд, окучивания р-ний, предпосевной подготовки почвы и ухода за малозасорёнными парами. К. выпускают отдельно для р-нов поливного свеклосеяния и р-нов культуры картофеля с разным набором рабочих органов и сменных деталей. Набор к К. для р-нов поливного свеклосеяния: лапы односторонние плоскорезные с захватом 165 мм — 12 шт., лапы стрельчатые универсальные с захватом 220 мм — 7 шт. и с захватом 270 мм — 13 шт., лапы рыхлительные долотообразные — 19 шт. и пружинные — 19 шт., корпусы бороздорежущие — 7 шт. Для р-нов культуры картофеля: лапы стрельчатые универсальные с захватом 220 мм — 6 шт. и с захватом 270 мм — 13 шт., лапы рыхлительные долотообразные — 19 шт. и пружинные — 19 шт., корпусы окучивающие — 5 штук.

Принципиальная схема и конструкция узлов культиватора КУТС-2,8 одинаковы с культиватором КУТС-4,2, от к-рого он отличается шириной захвата и набором рабочих органов.

Сдвоенный культиватор 2 КУТС-2,8 (рис. 24) представляет собой агрегат из двух шарнирно соединённых культиваторов КУТС-2,8. Шарнирная сцепка входит в комплект сменных узлов и деталей культиватора. К. предназначен для междурядной обработки неполивной свёклы, высеянной шарнирно соединёнными сеялками ТС-ЗШ или 2СК-16, и для ухода за малозасорёнными парами. Агрегатом управляют с одного К., для этого тяги рулевого управления секций агрегата соединяют между собой звеном, с одной из тяг снимают зубчатую рейку. К. комплектуют лапами плоскорезными односторонними и стрельчатыми, стрельчатыми универсальными, рыхлительными долотообразными и пружинными. С 1950 вместо этого К. изготовляют однотипный с ним культиватор КПС-5,4.

Навесные культиваторы. Навесной на трактор У-1 культиватор КД завода Чирчиксельмаш (рис. 25) предназначен для междурядной обработки пропашных культур, высеянных четырёхрядной сеялкой с междурядьем в 70 см, и используется, гл. обр., на поливных полях хлопчатника. К. имеет переднюю раму, к к-рой подвешиваются крайние секции (грядили с рабочими органами) для обработки стыковых междурядий, и заднюю раму для крепления секций, обрабатывающих среднее междурядье. Грядили с рабочими органами, обрабатывающими междурядья, в к-рых размещаются колёса трактора, прикрепляются при помощи косынок к щитам бортовой передачи трактора.

Для подъёма и заглубления рабочих органов служат автомат и вал подъёма, установленный в подшипнике корпуса автомата и опорах щитов бортовой передачи. Для подъёма крайних грядилей служит второй вал, установленный на горизонтальной раме, присоединённой к заднему мосту трактора. Эта же рама используется для установки на К. подкормочного приспособления СУЗ. Автомат помещён в закрытой литой коробке, к-рая привертывается болтами к заднему мосту трактора вместо крышки диференциала. Вращение автомату передаётся от вала отъёма мощности трактора через предохранительную муфту. Включение автомата производит тракторист. Продолжительность подъёма или опускания рабочих органов 2 секунды. Глубина хода рабочих органов регулируется изменением давления пружин, действующих на грядили. При нарезке поливных борозд один из крайних окучников попеременно выключается ручным рычагом, чтобы не портить борозды, образованной предыдущим проходом культиватора. К. имеет след. набор рабочих органов: односторонние полольные лапы с захватом 200 мм — 8 шт., плоскорезные стрельчатые лапы с захватом 330 мм — 5 шт., с захватом 150 мм — 13 шт., узкорыхлительные лапы — 13 шт., рыхлительные копьевидные лапы с захватом 150 мм — 13 шт. и корпусы для нарезки борозд — 5 штук. С 1949 — 50 для обработки неполивного хлопчатника выпускается навесной К. марки КН-4,2 к трактору У-3, а для междурядной обработки посевов неполивной свёклы — навесной К. марки КН-5,4 на трактор У-2.

К достоинствам навесного К. относятся: 1) маневренность, позволяющая уменьшить огрехи на концах гонов, и повышенная производительность за счёт уменьшения длины холостых ходов трактора; 2) меньший вес (в 21/2 раза) по сравнению с весом прицепного К., 3) простота и удобство управления. Недостатками навесного К. являются: 1) затрата значительного времени на навешивание и снятие К.; 2) неудобство хранения снятого с трактора К., представляющего собой разрозненные узлы и детали. В 1948 — 49 разработаны новые навесные К. (рис. 26), лишённые этих недостатков, отличающиеся простотой конструкции и удобством навешивания их на трактор. Для навешивания орудия на трактор с гидравлическим подъёмником служат три тяговых звена — одно верхнее 2 и два нижних 2, являющихся принадлежностью трактора. Концы тяговых звеньев посредством быстро-съёмных соединений шарнирно присоединяются к прицепному устройству 3 культиватора. Навешивают К. тракторист и один подсобный рабочий в течение неск. мин.; снимает орудие с трактора один тракторист также в весьма короткое время. Регулировка глубины хода рабочих органов и перевод орудия в транспортное положение производится гидравлическим устройством, являющимся частью трактора. Управляет гидравлическим подъёмником тракторист.

Многорядные конные К. предназначены для междурядной обработки, шаровки, прорезки р-ний для поверхностного и глубокого (до 10 см) рыхления почвы на шестирядных посевах сахарной свёклы с междурядьем в 44,5 см. Мотыга «Украинка» (рис. 27) имеет двухколёсный передок сеялочного типа и брус, на к-ром монтируются поводки с рабочими органами. Мотыгу обслуживают 3 рабочих: один ведёт лошадей, второй управляет передком и третий, идущий за машиной, направляет поводковый брус с рабочими органами по междурядьям. Мотыга, оборудованная защитными дисками, предотвращающими засыпание землёй молодых р-ний, позволяет производить первую культивацию стрельчатыми лапами при очень узких защитных зонах (до 60 мм). Комплект рабочих органов мотыги состоит из плоскорезных стрельчатых лап с захватом 85, 110 и 135 мм и рыхлитель-ных долотообразных лап. В 1939 — 40 был создан двухолёсный пароконный многорядный культиватор КРКС для обработки пропашных культур на глубину 15 см. Принципиальным недостатком этого К. является отсутствие передка, вследствие чего переменное давление на конце дышла действует непосредственно на холки лошадей. Культиватор КРКС (рис. 28) имеет набор односторонних лап с захватом 125мм, двусторонних — с захватом 85,145,180 и 200 мм и долотообразных лап для глубокого рыхления. В последнее время созданы новые конструкции многорядных культиваторов-растениепитателей с передком КР-4 и КРС-1,8.

Однорядный К. — окучник КОКС-0,7 (рис.29) предназначен для обработки пропашных культур с различной шириной междурядий, для окучивания р-ний и нарезки борозд. Рама К. состоит из грядиля 1 и поводкового бруса 2, прикреплённого к грядилю посредством регуляторных планок. Рабочие органы 3 крепятся при помощи держателей 4 к поводковому брусу и заднему концу грядиля. Изменение рабочего захвата достигается перемещением держателей с рабочими органами по поводковому брусу. Регулирование глубины хода рабочих органов производится рычагом 5, шарнирно укреплённым в передней части грядиля и действующим на опорный полозок 6 и колесо 7. В комплект рабочих органов К. входят: лапы плоскорезные односторонние с захватом 80 мм — 2 шт., с захватом 155 мм — 2 шт., стрельчатые с захватом 145 мм — 1 шт., с захватом 260 мм — 3 шт., рыхлительные долота — 5 шт. и окучивающие корпуса.

Одноконные окучники ОРВ завода Рязсельмаш (рис. 30) для окучивания р-ний и нарезки борозд. Орудие Имеет корпус с раздвижными крыльями 5, позволяющими обрабатывать междурядья шир. в 60 — 80 см; окучник имеет пятку 6 и регулятор прицепа 2, с помощью к-рых достигается устойчивость орудия в работе. К окучнику, по особому заказу, прилагается опорное колесо, укрепляемое в передней части грядиля.

Ручной культиватор КР-0,4 (рис. 31) предназначен для обработки междурядий овощных культур и состоит из рамы, вилки колеса, колеса, рабочих органов и рукояток, устанавливаемых по росту рабочего. Колесо служит опорой в работе и для транспорта. Рабочий при работе двигает орудие вперёд, нажимая на рукоятку для заглубления лап в почву. Характеристика основных типов К. приведена в таблице 2.

Культиваторы-растениепитатели применяются для подкормки р-ний, в период их роста, минеральными удобрениями. Примером тракторного растениепитателя является удобритель СУЗ, устанавливаемый на раму навесного культиватора КД (рис. 32) и состоящий из туковысевающего аппарата с пятью тарелками, тукопроводов и тукозаделывающих органов. Высевающие тарелки приводятся во вращение от правого колеса трактора. При вращении тарелок туки, поступающие из ящика на тарелки, сбрасываются с них скребком в тукопроводы. Норма высева регулируется изменением щели между тарелкой и цилиндром ящика, а также изменением скорости вращения тарелок путём смены звёздочек передаточного механизма. Удобритель СУЗ применяется в поливных р-нах хлопкосеяния для внесения минеральных удобрений на дно поливных борозд или во время рыхления междурядий — на глубину до 18 см в количестве от 1,5 до 10 ц/га. Ёмкость тукового ящика — 160 кг суперфосфата. Шир. захвата К. — 2,8 м; производительность при шир. междурядий 70 см, — 1,0 — 1,2 га/час. Тяговое сопротивление 400 кг. Вес удобрителя 250 кг. Для подкормки хлопчатника одновременно с нарезкой поливных борозд применяется также конный удобритель-окучник марки ОУК. Удобритель состоит из тарельчатого высевающего аппарата, установленного на грядиле окучника, тукового сошника и конической передачи, передающей движение тарелке от колеса окучника. Туки, поступающие с высевающей тарелки в тукопровод, заделываются сошником в почву на 5 — 7 см ниже дна борозды, образованной корпусом. Норма высева туков может изменяться в пределах от 100 до 1000 кг/га. Ёмкость бачка 15 кг. Вес орудия 43 кв. Для подкормки др. пропашных культур (кок-сагыза, свёклы, овощей) с одновременным рыхлением междурядий служит конный растениепитатель РК (рис. 33) с тарельчатым туковысевающим аппаратом и туковым сошником, заделывающим туки в почву на глубину до 15 см. Норма высева туков. может регулироваться в пределах от 100 до 1000 кгга. Ёмкость бачка 15 кг. Производительность при ширине междурядий 45 см — 0,8 — 1,0 га/час.

Туковысевающие аппараты, установленные на К., просты по конструкции, но дают неравномерный высев. В настоящее время разработаны для конных и тракторных К. более совершенные аппараты.

Литература: Александров В., Результаты работы над корпусами окучников, в кн. «Почвообрабатывающие машины», под ред. Н. В. Щучкина, вып. 3, М.-Л., 1940, стр. 212 — 54; Воробьев Л., Культиваторы для глубокого рыхления (Чизель-культиваторы), там же, стр. 321 — 25; Воробьев Л. [сост.], Культиватор садовый КСВ-2,5. Устройство, сборка, уход, М., 1948; Жегалов В., Конструирование и расчет сельскохозяйственных машин, ч. 1, [M.], 1934; Зволинский Н., Культиваторы, в кн. «Машиностроение. Энциклопедический справочник», т. XII, раздел 4, М., 1948, стр. 24-37; его же, Унификация культиваторов, журн. «Сельскохозяйственная машина», М., 1948, № 1, стр. 8-19; Зволинский Н. [сост.], Культиватоо универсальный тракторный КУТС-2,8 и 2 КУТС-2,8 системы Ф. М. Соловей. Сборка, уход, применение, М., 1949; его же, Культиватор универсальный тракторный КУТС-4.2 системы Ф. М. Соловей. Сборка, применение, уход, М., 1949; Летошнее М., Сельскохозяйственные машины (Теория, расчёт, проектирование, испытание), 2 изд., М.-Л., 1949; О новых машинах для социалистического сельского хозяйства. Сборник материалов междуведомственного совещания по выбору новых типов тракторов и сельскохозяйственных машин. Под ред. Н. А. Сороко, вып. 2 — Почвообрабатывающие и посевные машины, М., 1947; Сельскохозяйственные машины. Под общ. ред. П. И. Минина, М., 1949; Синеокое Г., Существующие конструкции рабочих органов культиваторов и пути их усовершенствования, в кн. «Культиваторы для предпосевной и междурядной обработки. Труды 2-го пленума Секции механизации Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В. И. Ленина 25-27 июля 1936», М., 1937, стр. 62-90; Справочник по сельскохозяйственным машинам и орудиям (Всесоюзный н.-и. ин-т механизации и электрификации сельского хозяйства), М., 1947; Чумак А., О навесном культиваторе, в кн. «О новых машинах для социалистического сельского хозяйства», вып. 5, М., 1948, стр. 39; Чумак А. и Воробьев Л., Культиваторы для сплошной и междурядной обработки, М., 1936.

Источники:

  1. Сельскохозяйственная энциклопедия. Т. 2 (Ж — К)/ Ред. коллегия: П. П. Лобанов (глав ред) [и др.]. Издание третье, переработанное — М., Государственное издательство сельскохозяйственной литературы, 1951, с. 624

Под ред. б.а. рыбакова. 3. земледельческие орудия и обработка почвы. очерки русской культуры xviii века. часть первая.. история россии. библиотека.

3. Земледельческие орудия и обработка почвы

Важнейшим элементом традиционной культуры земледелия были почвообрабатывающие орудия.

Культиватор - Cultivator - xcv.wiki

Основным земледельческим орудием была в XVIII в., как и ранее, соха. Она имела традиционную, проверенную веками форму. Подавляющее большинство сох имело в XVIII в. отвальное устройство в виде перекладной («переметной») полицы (в XVIII в. ее называли палицей) для более экономного маневрирования в конце загонки у межи. Закончив борозду и развернув соху на 180°, крестьянин переменял отвал палицы с правого положения на левое, благодаря чему мог, не тратя время на заезды, начать прокладывать следующую борозду непосредственно рядом с только что сделанной. Общий вид великорусской сохи 50—60-х гг. XVIII в. зафиксирован в рисунке А. Т. Болотовым (см. рис. на с.65)1, а описание ее устройства в 1758 г. дал П. Рычков: «Состоит она, во-первых, из розсохи, для которой приискивают удобное дерево и выделывают из ней две развилины, на коих два сошника насаживаются. На оглобли вырывают от корени крючья из осинового дерева, а в них вдалбливается неширокая доска, в кою вкладывается вышеозначенная розсоха верхним кондом и утверждается в оглобленные крючья палкою, что называется валек, От сего валька вперед, разстоянием на аршин вдалбливается (между оглоблями. — Л. М.) палка длиною в аршин же, и называется поперешником. А к нему привязывают розсоху веревкою, кою именуют подвой, и утверждают по обе стороны (т. е. натягивают. — Л. М.) короткими палками, кои называют кляпы (кляп протыкает одну из веревок, и вращением кляпа ее свивают и натягивают, что вместе с тем сокращает веревку в длине; крепится кляп зацепом за другую половину веревки. — Л. М.) В подвой вкладывают брусок длиной вершков в пять и называется он кобылкой, на которую кладется железная палица, коя во время пашни прикладывается к обоим сошникам (попеременно. — Л. М.) валит вспаханную сошниками землю на одну сторону, чего ради и перекладывают ее на обе стороны. Лошадь в соху запрягают без дуги, но задевают гужами в оглобленные концы и кладут на нее (т. е. лошадь — Л, М.) седелку с поперешником»2. Вращая кляпы вокруг подвоя и закрепляя их, земледелец поднимает или опускает нижнюю часть рассохи и меняет тем самым угол наклона сошников. Таким образом, легко менялась глубина вспашки, что было особенно важным в нечерноземных районах, где часто толщина почвенного слоя резко колебалась, даже в пределах одного участка панши. Сошники могли быть без перьев и с перьями, представляющими зародыш лемеха. Перья увеличивали ширину пласта поднимаемой земли. Поскольку у сохи не было опорной «пяты», то крестьянин мог пахать сохой с наклоном вправо, когда пласт земли необходимо было круче отвалить в сторону. Крутизна положения железной полицы (иногда она была и деревянная)- способствовала не только отвалу почвы в сторону, но и рыхлению почвы, что было принципиально важным, так как могло освобождать иногда даже от вторичной вспашки и боронования сравнительно мягких грунтов. Сошники проделывали углубленную борозду, которая хотя при следующей загонке заваливалась почвой, но тем не менее служила своеобразным дренажом. В условиях перенасыщения влагой полей во многих районах России это было очень ценно.

Но, пожалуй, наиболее важным достоинством сохи была ее легкость — она весила около одного пуда. Это давало возможность крестьянину работать (особенно весной) даже на слабосильной лошади.

Разумеется, соха имела и недочеты. Известный русский агроном И. Комов писал, в частности, что соха «тем недостаточна, что излишне шатка и чрезмерно короткие рукоятки имеет, отчего владеть ею столь удручительно, что трудно сказать, лошади ли, которая ее тянет, или человеку, который правит, ходить с нею труднее»3. Однако эти неудобства были вполне преодолимы так же, как преодолимыми были и функциональные недостатки сохи. Мелкая вспашка сохой (от 0,5 до 1 вершка) компенсировалась «двоением», а иногда и «троением», т. е. двукратной и трехкратной вспашкой. «Двоение» давало дополнительное заглубление в нетронутый слой почвы лишь на 30—40%. Видимо, тот же эффект был и от «троения». Широко применялась и углубляющая борозду вспашка «след в след»4. Общая глубина вспашки чаще всего определялась толщиной плодородного слоя земли, т. е. собственно почвы. Древнейшая традиция запрещала выворачивать подпочвенный слой (глину, песок и т. п.). Конечная глубина вспашки (при двоении и троении) колебалась от 2 до 4 вершков, т. е. от 9 до 18 см5. Для того чтобы достичь такой глубины, нужна была многократная вспашка и вспашка «след в след».

Разумеется, разные типы пахотных орудий были способны входить в землю на разную глубину. Собственно соха пахала мелко. В Переяславль-Залесской провинции она, как правило, врезалась в землю «в полвершка с небольшим», косуля — в полтора, а плуг «землю прорезывает глубиною в 2 вершка и более». Так, вероятно, было в большинстве нечерноземных районов. По наблюдениям И. Лепехина, соха «не глубже как с небольшим на вершок прорезывает землю»6. В редких случаях глубина вспашки была большей во Владимирском ополье, где соха проникала в конечном счете на четверть аршина — 18 см. В Переяславль-Рязанской провинции «во время пахания опускают соху в землю вершка на три». В Калужской провинции двулемешными сохами «в землю не более впускают как на 2 верщка, а в мягкой земле и на 3 вершка»7, но, видимо, двулемешные калужские и рязанские сохи — это косуля.

Что же касается борьбы с сорняками, то, по убеждению Лепехина, при повторной запашке «соха столько же… искоренять может, как и глубоко проникающее пахотное орудие». Соха была незаменима на песчано-каменистых почвах, так как пропускала меж сошников мелкие камешки. Достоинства этого орудия были проверены народной практикой и на лесных росчистях, так как она легко преодолевала корневища и т. п.

Простота конструкции, дешевизна сохи делали ее доступной даже бедному крестьянину. Там, где не было суглинка, тяжелых глинистых и иловатых почв, соха не знала конкуренции. На песчаных и супесчаных, серых с супесью почвах Новгородской, Вологодской, Тверской, Ярославской, Владимирской, Костромской, Московской, Рязанской, Нижегородской и ряда иных губерний соха вполне себя оправдывала. Залежь черноземного региона соха вряд ли одолевала, но выручало плодородие почвы, выдерживавшее самое поверхностное рыхление. На старопаханных почвах соха была выгоднее плуга. Недаром она быстро проникала в XVIII в. и в черноземные Орловскую, Тамбовскую, Курскую, Воронежскую губ.8 На Урале соха стала конкурентом сабана, который был несколько легче украинского плуга, но требовал тяги как минимум 4 лошадей9. Преимущественно соху употребляло русское население Ставропольской, Уфимской и Йсецкой провинций, где ею достигалась глубина пахоты до 4 вершков (вероятнее всего, также путем многократной перепашки)10. Автор интереснейшего топографического описания Черниговской губ. Аф. Шафонский ратовал за внедрение сохи в земледелие этого края11. Даже на тяжелых почвах сохи применялись при второй и третьей перепашке. В этом случае они выступали в той же роли, как и позднейшие сохи-черкушки. Так, во владении Спасо-Евфимьева монастыря с. Светниково Владимирского у. пар поднимали плугами, запряженными 2 лошадьми, а вторичную вспашку под посев озими производили уже сохами.

Таким образом, соха со всеми ее недостатками была оптимальным; вариантом пашенного орудия, поскольку обладала широким агротехническим диапазоном, была экономически доступна широким хмассам непосредственных производителей и в целом отвечала производственным запросам и возможностям крестьянского хозяйства.

В XVIII в. произошел и существенный сдвиг в развитии пахотных орудий в виде массового распространения косули — орудия плужного типа. Резкое расширение пашенных угодий за счет «посредственных» земель (как правило, это были тяжелые глинистые и иловатые грунты), увеличения лесных росчистей повышали нужду в более мощном пахотном орудии. Косуля в Европейской России употреблялась там, где соха была бессильна перед твердостью грунта. Постепенно утверждается практика, когда сохой «пашут только старую пашню, а дербу или новую пашню, дерут косулями, которая от сохи тем разнится, что глубже идет в землю и дерет вершка на полтора глубиною»12.

Об устройстве косули можно судить по одному из ее изображений 60-х гг. XVIII в. (см. рис. на с. 69)13. Главное отличие косули от сохи состоит в том, что вместо одного из сошников (левого) устроен отрез,, который выдвинут несколько вперед. Стойка косули уже не раздвоена, т. е. не имеет вида россохи, а делается из плотного бруса. Правый сошник сделан теперь уже так, что в нем слиты воедино собственно сошник, отвал и лемех. Таким образом, косуля стала отвальным орудием. В переяславской косуле, как видно из рисунка, стойка косули была «вдолблена» в валек, а нижняя половина ее крепилась к оглоблям, вероятно, не веревочным подвоем, а гнутыми жердями, концы которых опирались на два «поперешника». Российская косуля весила около 2 пудов. В нее обычно запрягалась одна лошадь, идущая по борозде» «чего ради правая оглобля делается у нее кривой, чтоб лошаде бороздой ходить было свободнее»14.

Разновидности этой косули имели, как правило, местные названия, но они кардинально друг от друга не отличались. Известна, например, ярославская косуля. Краткое описание косули аналогичного типа дал И. Комов, считавший, что он характерен для Переяславль-Рязанской провинции. Он называет ее косулей «об одном лемехе с полицею, несколько круто поставленными для отвала земли»15. Несомненно, что у этой косули также был отрез, или резец. По данным М. Л. Баранова, в середине XVIII в. косули с одним лемехом и отрезом были у крестьян Владимирской губ., в частности во владениях Спасо-Евфимьева монастыря (с. Мордош). По наблюдениям этого автора, косули у крестьян появляются здесь примерно с 40-х гг. XVIII в. Правда, иногда отрез косули был железным, а иногда имел железный наконечник и даже костяной. Косули в этом районе пахали очень глубоко — па четверть аршина с небольшим (около 20 см)16.

Плуг
Плуг

Соха
Соха

Косуля
Косуля

Борона
Борона

В сущности, косуля объединила и улучшила функции двух древнейших орудий — сохи и отреза, или чертежа (резца). В XVIII в. в некоторых районах, например в Псковской, Новгородской, Тверской губ., еще сохранялась в чистом виде комбинация работы этих орудий. Кроме того, отрезы, вероятно, были в практике в Бежецком, Краснохолмском, Старицком уездах и других. Отрезом делали первую обработку лесных росчистей: «сперва отрезом, а после сохами и несколько поборонив, сеют овес» (Калязинский у.)17. Таким образом, принцип целесообразности, мотивированный во многом спецификой природно-климатических условий и, в частности, широкой практикой ежегодных расчисток леса в подавляющем большинстве уездов (исключением, возможно, были Тверской и Кашинский у.)» сохранил своеобразную комбинацию почвообрабатывающих орудий, внешне выглядящую архаично. Существование отреза как особого орудия, видимо, оправдывалось еще и потому, что последующая обработка выжженной лесной земли, часто изобилующей щебнем и мелкими камнями, могла быть сделана только сохой. Так, видимо, было во многих районах севера. Больше того, в XVIII в., в частности в Вышневолоцком у., сохранилась соха без полицы (возможно, позднейшая соха-цапулька): «На вновь выженных местах обрабатывают оную (землю. — Л. М.) обыкновенную ж сохою, но без полицы. Сие называется цапать»18. О «коловых» (в отличие от перовых) сохах на работах такого же типа сообщает Лаксман, встречались в практике и односошные и трехральные сохи19.

Помимо однолемешной косули, т. е. косули в ее наиболее совершенной форме, преимущественно в окраинных районах был распространен тип орудия, которое позднее в XIX в. получило название «сохи с брылой». Это, видимо, самая начальная стадия объединения функций сохи и отреза, получившая свое завершение в косуле. К этому классу относятся многие разновидности так называемых «сох-односторонок». У «сохи с брылой» оба сошника были расположены, видимо, очень полого, но перо левого сошника загнуто вертикально вверх (собственно «брыла»), поэтому стало возможным отрезать слева пласт земли. Правый же сошник мог подрезать пласт снизу. Правый лемех и, видимо, переметная полица отваливали взрезанный пласт земли. Описание этого орудия в 1758 г. дал П. Рычков, называвший его косулей20. И. А. Гильденштедт описал этот тип орудия в дневниках путешествий по Украине в 1768 г., назвав его «нежинской сохой». Можно уверенно говорить, что именно «соха с брылой» под названием «двулемешной косули» была описана И. Комовым. Разумеется, как и все ученые-агрономы XVIII в., Комов дал весьма критичное описание этого орудия. «Что же касается до косули о двух лемешах, какие у нас в некоторых областях употребляются, она есть и для людей и для лошадей трудное и для глинистой земли вредное орудие, потому что землю в широкие глыбы режет и оныя не скоро отваливает, но загребает с собою для того что полица не довольно назад отогнута, но торчит из засошников почти прямоугольно»21. Двулемешное орудие могло отрезать широкую глыбу и в конечном счете отваливать только при наличии резца или отреза. Но поскольку Комов все-таки толкует о левом сошнике-лемехе, то, скорее всего, именно этот сошник-лемех был загнут вверх или повернут вертикально и отрезал «широкую глыбу». Разумеется, двулемешная косуля хотя уже и отрезала сбоку и снизу пласт земли, но сохранила еще рыхлящую функцию сохи. Такие сохи-косули были все-таки удобными в работе, обладали сравнительной легкостью и маневренностью. Различные модификации такого типа примитивных косуль в XVIII в. распространялись в заметных масштабах там, где еще не было собственно косуль (Оренбургская, Пермская, Уфимская, возможно Вятская, губ.).

Распространение усовершенствованных косуль в XVIII в. было внушительным прогрессом в обработке почвы. Это орудие было способно поднимать новину, пахать тяжелые почвы на двойной конной тяге в Ярославской и Владимирской губ., отваливать пласты вдвое шире, чем захват сохи. Косуля на тяжелых глинистых почвах проникала в глубину до 1,5 вершков и более радикально боролась с сорняками. Вместе с тем ею пахали в большинстве случаев одной лошадью, она была приспособлена к быстрому изменению глубины вспашки и не выворачивала подслой плодородной почвы.

В русском земледелии в XVIII в. заметная и важная роль принадлежала и собственно плугу, поскольку общий фонд тяжелых почв сильно увеличился. Там, где с крепким глинистым, иловатым грунтом или «серым суглинком» не справлялась косуля на двойной конной тяге, широко применялся колесной плуг. Общее представление о таком типе орудия дает гравюра с изображением плуга 60-х гг. XVIII в. из Переяславль-Залесской провинции (см. рис.)22. У плуга нет розсохи, вместо нее массивная стойка, вдолбленная в массивную горизонтальную балку-тесину, передняя часть которой лежит на оси двухколесного передка. Стойка крепилась в балке системой клиньев и особой рамкой, охватывающей балку со всех сторон. Снизу на стойку насаждался лемех-отвал, заканчивающийся внизу режущей сошниковой частью. Впереди лемеха-отвала крепился отрез в виде саблевидного широкого ножа, насаженного на деревянную основу-стойку. От колесного передка плуга по направлению к лошади шло деревянное звено, видимо, шарнирно (курком или, судя по рисунку, даже двумя курками) соединявшееся с передком плуга. На нем крепились постромки от упряжи. На переяславском плуге не видно полицы, тут работал лемех-отвал, переворачивающий пласт земли. Но на иных типах плугов еще, видимо, могла быть и полица. Так, в частности, И. Комов писал о принципе работы плуга следующее: «Резец глыбы отрезывает, сошник взрезывает (т. е. подрезает снизу. — Л. М.), а полица их отворачивает и навзничь оборачивает»23. Этому способствует более отлогое положение полицы, закрепленной постоянно на правый вывал земли. Такой плуг по типу был, конечно, более примитивен и близок к косуле. Делался плуг из дуба и был дорогим пашенным орудием. Наряду с сохой и косулей плуг широко применялся в крестьянском хозяйстве Нечерноземья во Владимирском, Переяславль-Залесском, Александровском у. Владимирской губ., Петровском, Ростовском, Угличском, Мышкинском у. Ярославской губ., Краснохолмском и Бежецком у. Тверской губ. и других. Плуг был распространенным орудием даже в Курской губ. (главным образом для распашки новых земель)24. Достоинством его, как и косули, была лучшая возможность избавляться от «травных корней». Применение плуга резко улучшало плодородие земли и за счет глубины вспашки, и за счет радикального уничтожения сорняков. Во Владимирском у. плуг пахал в конечном счете на очень большую глубину — около пол аршина (36 см)25. Однако дороговизна орудия, необходимость тяги как минимум двух лошадей позволяла использовать его далеко не в каждом крестьянском хозяйстве26.

В районах Северо-Запада, в частности южной части Олонецкого у. и долины р. Свирь, в 60-х гг. XVIII в. встречался так называемый «малый плуг», сходный с финским типом. На тучной земле такой «плуг» мог в конечном счете углубиться на пол-аршина, но «по большей части только на 6 вершков» (27 см).

На тучных черноземах в Воронежской губ., Белгородской провинции и среди русского однодворческого населения севера Харьковщины, Слободской Украины был широко распространен тяжелый малороссийский плуг «с одним отрезом»27. Такой плуг запрягался в 3—4 пары волов и требовал трех работников; работа шла медленно. У пахоты тяжелым плугом был недостаток: им пахали «не всю землю сплошь, но с некоторыми промежутками на четверть (около 18 см. — Л. М.) и более». Соха же пахала землю сплошь. Глубина вспашки в районе Острогожска по целине была не более 3 вершков (13,5 см.), на второй год — около 18 см, и только на третий год пахали до 6 вершков. Тяжелый плуг был очень дорогим орудием. В 60-х гг. XVIII в он стоил свыше 30 руб., а к концу века — до 160 руб. Имел его, примерно, лишь каждый десятый земледелец.

Наконец, орудием переходного типа, подменявшим и плуг и борону, было так называемое рало. Рало применяли на тучных степных черноземах для поверхностной обработки уже однажды вспаханной земли, или, например, в придонских степях, обрабатывали землю на второй, третий и т. д. годы после вспашки плугам28.

Вторым важнейшим типом почвообрабатывающего орудия была традиционная борона. По описанию П. С. Палшаса, борона, какую «во всей России употребляют», устроена была следующим образом: «по паре жердочек связывают прутьями на-крест, вколачивают в прутяные кольца у креста зубья. И позади каждого ряда оных привязана еще третья жердочка, чтобы зубья не кривлялись»29(см. рис.). Борона имела по каждой стороне 5 зубьев (всего 25). Впереди бороны приделывалась гнутая дуга (улух или передница). К дуге крепится кольцо, к нему — веревка, а к веревке — гнутые оглобли. В Тверской губ. кольцо называют «попрыгушкой», к нему крепят валек, а к последнему — постромки30. А. Т. Болотов свидетельствует о том, что вся борона обрамляется так называемым лучком, «который как в раме держит борону». Каширский вариант бороны имел важную особенность. Зубья бороны сильно торчали как вниз, острыми концами, так и вверх — тупьгми. «Когда земля глубиста или кореньев худых трав много, то боронится земля острыми концами», «а когда заборанивать посеянной и запаханной хлеб или земля рухла, то опрокидывается борона и боронит толстыми концами». В краях же, которые описал П. Рычков, этого нет. Там поверх бороны крепят 2 полоза («полоска», на которых борону возят в поле и из поля31. Палки или жердочки назывались «хлудцами», делались они из ореха, прутяные кольца — из черемухи, или из вяза, или из дуба зубья были дубовые. Длина «хлудцов», т. е. жердочек, 2 аршина и менее. П. Рычков писал, что в краях с твердой землей зубья были иногда. железными. Однако в XVIII в. это, видимо, было большой редкостью. Все экспериментаторы-агрономы XVIII в. отмечали главный недостаток бороны — ее легкость, что вызывало необходимость многократных боронований и имело тяжелые последствия для крестьянского бюджета времени. Крестьяне для утяжеления бороны клали на нее «колесо или отрубок дерева»32. С этой же целью бороны замачивали в воде. (Правда, была и иная причина — бороны скоро рассыхались и роняли зубья). Легкость бороны зажиточные крестьяне и, вероятно, помещики компенсировали тем, что запрягали одна за другой 3—6 борон, и в таком случае первая пускалась острыми, а последующие — толстыми концами. Обычный крестьянин сделать этого не (мог (хотя для таких работ крестьяне могли объединиться), иногда он, экономя время и силы, ухитрялся во время заделки семян сохой сразу же и боронить, ведя вторую лошадь за повод, привязанный к поясу. Разумеется, это было возможно на мягких землях. Довольно часто боронили в две бороны на двух лошадях, захватывая широкую полосу пашни. Почвы же более твердые требовали многократного боронования.

На Северо-Западе и Севере России были распространены бороны из ели, наиболее дешевого и прочного материала этого региона, на нижней стороне у них «торчат подрубленные сучья на пядень длиною». И. Комов, называя эти бороны северными, дает им резкую характеристику: «только семена, и то на песчаной земле, заскореживать годятся, а твердой пашни пронять не могут»33. Во вновь осваиваемых районах, там, где не сложилось прочной земледельческой традиции, а плодородие земель было обильным, употреблялись и примитивные бороны-суковатки, которыми заделывали семена ржи и т. п. В Полоцкой губ. вместо бороны употреблялся «смык», сделанный из сосновых сучьев34.

При послепосевной обработке поля иногда, чаще в помещичьих хозяйствах, применялись деревянные катки для уплотнения поверхностного слоя земли и прикрытия семян.

Таким образом, в XVIII в. в русском земледелии господствовали частью древнейшие, традиционные типы орудий, частью же орудия если не позднего происхождения, то во всяком случае получившие именно с этого времени массовое распространение. Главная же суть прогресса культуры русского земледелия состояла в гибкости применения этих орудий, в функциональном их многообразии.

Как уже говорилось, для XVIII века характерно резкое усиление внимания, особенно в Центре России, к интенсивности, т. е. многократности, обработки почв. В основе этого лежало несколько причин. Прежде всего, это резкое увеличение массива пашенных земель и повышение удельного веса земель посредственного и худого плодородия. Во-вторых, распашка лугов и сокращение так называемых «пашенных лесов», т. е. лесов, пригодных для росчистей под пашню. В-третьих, нехватка традиционного и единственного удобрения — навоза — в нечерноземных зонах. Потребность в навозе остро ощущалась в XVIII в. в Переяславль-Залесской провинции, когда-то, в XVII в., плодородном крае; в Каширском у. в 60-х гг., по свидетельству А. Т. Болотова, стала распространяться практика «откупать стойлы, то есть чтоб стадо скотское, принадлежащее той деревне, в полдни, когда оное отдыхает, держат не при воде в вершинах (как обычно. — Л. М.), но на чьей-нибудь десятине»35. В Тамбовском крае, в целом весьма плодородном, в некоторых уездах (Елатомском, Шацком) в XVIII в. почву также стали удобрять навозом. Нужда в навозе была повсеместной в Ярославской и Владимирской губ. В Юрьев-Польском у. крестьяне скупали навоз и везли его за несколько верст на поля. В 60-х гг. XVIII в. в Рязанской провинции помещики «в недостатке иногда навоз для удобрения и покупают». В 23 монастырских вотчинах 10 уездов Центральной России в 60% случаев на поля вывозилась половинная норма удобрений (считая за норму 1500 пудов полупрелого навоза на дес.), а в 30% случаев — даже четверть нормы. Лишь в 14 вотчинах норму удобрений перекрывали примерно на четверть36. Положение в крестьянском хозяйстве было гораздо хуже: навоз, вывозимый крестьянами на поля, не был «сочным», много его пропадало «в возке от небрежения» и от долгой лежки «в кучах». Разумеется, в основе всех этих неурядиц сельского труженика лежал тяжкий гнет феодала, который срывал необходимый ритм и сроки крестьянской работы.

Однако прослеживаемая по источникам общая повышенная потребность в навозе четко, отражала и новую тенденцию — к интенсификации земледелия, порожденную развитием товарно-денежных отношений. Так, «в деревнях около Коломны… крестьяне прилежнее и искуснее всех почти в Московской губернии крестьян в земледелии, ибо навоз, покупая в Коломне… везут верст за 6 и далее от города». Из Москвы также «вывозили великое множество навоза»37. В Вологодском районе, где, в отличие от большинства регионов Нечерноземья, были изобильные пастбища и сенокосы, пашни интенсивно удобрялись навозом в озимом поле, «почему и родится хлеб с избытком, так что за продовольствием своим отвозят излишний в город на продажу»38. В районах, ближайших к Петербургу, в частности в так называемой Ингрии (Ингерманландии), на скудных землях путем обильного удобрения, главным образом помещичьих пашен, в конце XVIII в. в некоторых местах получали огромные урожаи (до сам-15) 39.

Однако чаще всего навоза не хватало, а компенсация выступала в XVIII в. как тенденция к многократной обработке пашни, основанной на жизненных наблюдениях земледельца, что хлеб «выше, чаще, лучше и чище»40 всходит вблизи меж, где из-за необходимости маневрировать сохой или косулей земля часто вспахивается повторно (два и более раз) и особенно много боронуется.

Двукратная вспашка («двоение»), сама по себе сравнительно древний прием обработки земли, органично связана с вынесением на паровое поле навоза, который в июне запахивают в землю, боронуют и, оставляя париться, т. е. преть почву с навозом, второй раз пашут и боронуют уже под сев озимых. Эта традиция характерна для большинства районов Центра России, разница только в сроках. Лишь в некоторых районах России, например на Севере, уже примерно с XVI в. прослеживается трехкратная перепашка озимого поля. «Двоение» в XVIII в. охватывает практически все нечерноземные районы. Однако важнейшим актом интенсификации обработки почвы в XVIII в. является проникновение «двоения» в яровое поле. В Переяславль-Залесской провинции в 60-х гг. XVIII в. «в апреле месяце по сошествии снега сперва землю вспашут и заборонят и так оная под паром бывает не более 2 недель. Потом сию землю вторично вспашут и тот яровой хлеб, а также льняное и конопляное семя сеют и заборанивают». Перед нами, таким образом, не традиционное двоение, связанное с необходимостью удобрить землю, а интенсификация обработки почвы. Причем в этой провинции пашня двоилась не под все яровые культуры, а лишь под яровую пшеницу, ячмень, лен и коноплю. Овес выдерживал по-прежнему однократную вспашку и боронование. Во Владимирской губ. под яровые двоили пашню лишь в песчаных местностях. «Двоение» яровых, видимо, было в Ярославской губ., в Краснохолмском у. Тверской губ. В Кашинском у. двоили под яровую пшеницу, лен, дополнительно «подскореживая» пашню перед севом, точно так же двоили под овес, гречу и ячмень. «Двоение» некоторых яровых культур проникает и на юг от Москвы. В Каширском у. «двоили» под лен, яровую пшеницу, гречу и ячмень («под рожь по большей частью однажды только пашут и боронят» — весь навоз у крестьян уходит на конопляники). «Двоение» под некоторые яровые (мак, просо, пшеницу, коноплю и лен) было и в Курской губ.41 Под коноплю и отчасти яровую пшеницу здесь при «двоении» вносили навоз. Во Владимирском у. в апреле — начале мая вывозили навоз под пшеницу и отчасти под овес. Часть ярового поля ранней весной удобряли навозом и в Калужской провинции. Почти рядом, в Переяславль-Рязанской провинции, практика унавоживания полей изменена была кардинально. Здесь в большинстве своем отказались от вывоза навоза ранней весной: его возят на поле в глубокую осень, а также по первому зимнему пути «в Петров и в Великие посты», вносят почти под все яровые культуры, кроме гороха и гречи. Главное внимание было обращено на загонки с яровой пшеницей, унавоживание сочеталось с двоением ярового поля. Третий раз поле вспахивалось и боронилось после высева семян. Осенне-зимний вывоз на поля навоза — для этого региона явление необычное. Традиционно здесь возили осенью навоз лишь на конопляники. Иногда навоз вывозили зимой и в Олонецком крае. Осенне-зимний вывоз навоза вызывал необходимость специального, предварительного его сбора: «в осень пред октябрем тот навоз сгребают в кучи из тех кучах оной горит», образуя перепревший «мелкий» навоз42.

Таким образом, интенсификация обработки ярового поля повлекла за собой радикальное изменение традиции.

«Двоение» яровых полей (в частности под пшеницу) проникло даже в Самарское Заволжье, в пределы Оренбургской губ. Здесь в XVIII в. «двоение» наблюдается и при распашке новины. Причем начинается оно осенней зяблевой вспашкой с последующим паром, что является яркой агрикультурной особенностью края.

Итак, «двоение» под яровые культуры, предпринимаемое избирательно, — явление новое и широко распространенное для XVIII в. Важно отметить, что в источниках, как правило, под «двоением» имелась в виду только предпосевная обработка. С учетом же заделки семян пашня в итоге обрабатывалась трижды (а при «троении» — четырежды). Отметим, что к югу от Москвы и вообще в черноземных регионах обработка земли под важнейшие продовольственные культуры рожь и овес оставалась минимальной, так как давала экономически приемлемый результат. А. Т. Болотов писал, в частности, что под рожь крестьяне «по большей части однажды только пашут и боронят. Потом разсевают оную и, запахав, боронят, несмотря что земля иногда множеством глыб наполнена». Видимо, наиболее типичным при однократной вспашке и бороновании под озимую рожь является разрыв во времени этих операций, например в Калужской провинции — недели три43. Названные сдвиги в интенсификации обработки почв в XVIII в. были вызваны главным образом тенденциями товаризации крестьянского хозяйства.

Еще более интересно развитие практики трехкратной вспашки земли. Наиболее древнюю традицию оно имеет в Вологодской губ. В 60-х гг. XVIII в. «троение» с паром и перепаркой было существенным способом повышения урожайности (рожь до сам-10) и очистки полей от сорняков44. Принципиально важной агрикультурной особенностью является «троение» озимых в Тверской губ. В некоторых уездах оно было распространено лишь частично (в Тверском, Бежецком, Осташковском). Примечательно, что при троении озимого поля в Кашинском у. иногда «троят, пахав все три раза тем же летом в то же время, как двоят». Видимо, бывал и перепое одного из циклов на осень. В большинстве же уездов пашня «троилась» «в основном», т. е. как правило (Старицкий, Корчевский у.). Часто определяющими моментами здесь были механические качества почв (троилась «иловатая и глинистая земля»). Однако во Владимирской губ. пашню «троили» под рожь главным образом на песчаных землях в Переяславль-Залесском, Гороховецком у.45.

С точки зрения развития интенсификации наиболее важно появляющееся в XVIII в. «троение» ярового поля, многократная вспашка которого не связана с необходимостью удобрений, так как они вносились только под рожь. Так, в Вышневолоцком у. «землю под яровое поле троят», в Новоторжском у. земля под рожь и овес «двоится», а «под прочий хлеб троится»46. Как уже отмечалось, в Псковской губ. пашня идущая под лен в яровом поле, также «троилась».

В связи с многократной вспашкой в XVIII в. немаловажным стал вопрос о ее порядке. В принципе в земледельческой практике существовали два вида пахоты: первый из них обычно косулей и сохой — «в свалку», когда «поле во гряды пашут», т. е. остаются довольно частые и глубокие борозды с симметричным склонением боковых сторон47. Такие поля были необходимы в районах, страдающих от «мокроты», борозды были ориентированы на сток воды и делались как можно прямее. В более ровных массивах пахоты применялась пашня «развалом», она осуществлялась рассеканием косулей или сохой каждого предыдущего уже отваленного пласта. В ровных черноземных полях, где применялась двойная вспашка, одна из них шла вдоль загонки, а другая — поперек48.

Многократная пахота там, где она не была связана с запашкой навоза, была направлена обычно на рыхление, или, как говорили в XVIII в., «умягчение», земли. Не менее, а может быть и более важной задачей была борьба с сорняками. Ориентиром в счете кратности перепашек было не просто рыхление земли, а число так называемых перепарок, каждая из которых занимала примерно около 2 недель. Именно перепарка и дает термины «двоение» и «троение». Подтверждением этого предположения могут быть наблюдения над практикой боронования в XVIII в. При однократной вспашке боронование было, как правило, многократным, пока пашня не достигнет нужной кондиции. Критический взгляд на эту практику XVIII в. (без сомнения, традиционную) высказывался неоднократно виднейшими агрономами этой эпохи. Например, А. Олишев, доказывая необходимость для Вологодского края «троения», писал, что нельзя вывозить навоз (в июне) на невспаханное поле после озими. После вспашки навоза «как бы много земледелец с бороною своею по той пашне, не ездил, то может только одну поверхность разборонить мелко»49.

Практика многократного боронования (на двух лошадях двумя боронами одновременно) широко прослеживается в источниках для Тверской губ., в Каширском у., Тульском у.50 Между тем когда речь идет о «двоении» или «троении», то всюду употребляют формулировки «передвоить», «перетроить», как будто бы речь идет о том, чтобы вспахать и проборонить два раза, три раза и т. д. В пользу возможности неоднократной вспашки в каждом цикле «двоения» или «троения» говорят и наблюдения над конкретными затратами труда и времени (в человеко-днях и коне-днях) в сравнении с нормативами 51.

Таким образом, интенсификация обработки почв была крупнейшим шагом в повышении уровня агрикультуры. Этот процесс, вызванный главным образом тенденциями товаризации крестьянского хозяйства,шел в XVIII в. в форме нарастания волны индивидуального опыта, постепенно становящегося достоянием тех или иных общностей и выступающего как местная особенность того или иного района.


1

Труды ВЭО, 1766, ч. II, с. 129, табл. IV.

2

Рычков П. Письмо о земледельстве, ч. I, с. 420. Примерно тот же вариант сохи описан для Тверской губ. В. Приклонским. — Труды ВЭО, 1774, ч. XXVI, с. 28.

3

Комов И. О земледельных орудиях. Спб., 1785, с. 8.

4

Комов И. О земледелии, с. 165.

5

Труды ВЭО, 1766, ч. II, с. 106; 1774, ч. XXVI, с. 19; 1768, ч. X, с. 82; 1767, ч. VII, с. 56, 144—148; Генеральное соображение по Тверской губернии.., с. 5.

6

Лепехин И. Указ. соч., с. 66.

7

Труды ВЭО, 1767, ч. VII, с. 56, 139; 1769, ч. XI, с. 92, ч. XII, с. 101.

8

Лященко П. И. Крепостное сельское хозяйство России в XVIII в. — Исторические записки, т. 15, 1945, с. 110, 111.

9

Мартынов М. Н. Земледелие на Урале во 2-й половине XVIII в. — В кн.: Материалы по истории сельского хозяйства и крестьянства. Сб. VI. М., 1965, с. 103—104.

10

Рычков П. Письмо о земледельстве, ч. I, с. 419.

11

Черниговского наместничества топографическое описание, сочиненное Аф. Шафонским.

12

Лепехин И. И. Указ. соч., с. 66—67.

13

Труды ВЭО, 1767, г.VII, вклейка к с. 92-73.

14

Рычков П. Письмо о земледельстве, ч. I, с. 419; Труды ВЭО, 1792, ч. XVI (46), с. 251-252; 1796, ч. II, с. 258-259.

15

Комов И. О земледельных* орудиях, с. 9.

16

Баранов М. А. Указ. соч., с. 91; Труды ВЭО, 1769, ч. XII, с. 101.

17

О посеве и приборе льна… Спб., 1786; Генеральное соображение по Тверской губернии.., с. 48, 56, 94, 126.

18

Генеральное соображение по Тверской губернии.., с. 94. Можно предполагать здесь тупые ральники.

19

Труды ВЭО, 1769, ч. IX; Плещеев. Ubersicht des Russischen Reichs nach seiner gegenwartigen neu eingerichten Verfassung. Moskau, Riidiger, 1787 (Обозрение Российской империи в нынешнем ее новоустроенном состоянии), т. I, с. 52.

20

Рычков П. Письмо о земледельстве.., ч. I, с. 418.

21

Комов И. О земледельных орудиях, с. 9. Не исключено, что под этим описанием разумелись как «соха с брылой», так и соха-односторонка.

22

Труды ВЭО, 1767, ч. VII, с. 139, вклейка к с. 92—93; Комов И. О земледельных орудиях, с. 6.

23

Комов И. О земледельных орудиях, с. 29.

24

Топографическое описание Владимировской губернии.., с. 19, 37, 71; ЦГВИА, ф. ВУА, оп. III, д. 18800, ч. 1, л.12; д. 19 176, л. 25, л.81-81 об.; д. 19 178, л. 27, 64, 73; Генеральное собрание по Тверской губернии, с.74

25

Труды ВЭО, 1769, ч. XII, с.101.

26

В конце XVIII в. лошадь в зависимости от возраста и качества стоила 12—20 и даже 30 руб., телега — 6 руб., а соха — 2 руб. — ЦГВИЛ, ф. ВУЛ, oп. III, д. 19 002, л. 9.

27

Труды ВЭО, 1769, ч. XIII, с. 16, 17; 1768, ч. VIII, с. 142; Гильденштедт И.А. Путешествие академика Гильденштедта И.А. Оттиск из «Харьковского сборника» за 1892 г., с. 62

28

Труды ВЭО, 1768, ч. VIII, с. 165, 193, 216; 1795, с. 197; 1796, ч. II, с. 281.

29

Паллас П. С. Путешествие по разным провинциям Российской империи, ч. I. Спб., 1809, с. 17 (июнь 1768 г.).

30

Рычков П. Письмо о земледельстве.., ч. II, с. 421; Труды ВЭО, 1774, ч. XXVI, с. 28—29.

31

Труды ВЭО, 1766, ч. II, с. 129; Рычков П. Письмо о земледельстве.., ч. III с. 421.

32

Комов И. О земледельных орудиях, с. 18—19; Труды ВЭО 1766, ч. II, с. 129— 133.

33

Паллас П. С. Указ. соч., ч. I, с. 5; Комов И. О земледельных орудиях с. 18—19.

34

Труды ВЭО, 1767, ч. VII, с. 31; 1791, ч. XIV, с. 75.

35

Труды ВЭО, 1767, ч. VII, с.56-57,83; 1766, ч. II, с. 178.

36

Горская Н.А., Милов Л.В. Указ. соч., с. 188-189.

37

Историческое и топографическое описание городов Московской губернии с их уездами, с. 84,360

38

Собрание сочинений, избранное из месяцеслова, ч. VII, Спб., 1791, с. 97

39

ЦГВИА, ф. ВУА, oп. III, д. 19 002, л. 3.

40

Сельский житель, 1779, ч. И, с. 386—390.

41

Труды ВЭО, 1767, ч. VII, с. 140; 1774, ч. XXVI, с. 27; 1766, ч. II, с. 157; 1769, ч. XII, с. 103. Топографическое описание Владимирской губернии.., с. 19, 66, 72; ЦГВИА, ф. ВУА, oп. III, д. 19 176, л. 9 об., 69.

42

Труды ВЭО, 1769, ч. XI, с. 95—97; ч. XIII, с. 24; 1767, ч. VII, с. 58-59, 120—121.

43

Труды ВЭО, 1766, ч. II, с. 157; 1769, ч. XI, с. 94—98.

44

Труды ВЭО, 1766, ч. II, с. 114, 124-125.

45

Генеральное соображение по Тверской губернии.., с. 5, 23, 56, 66, 105, 141; Труды ВЭО, 1774, ч. XXVI, с. 26; Топографическое описание Владимирской губернии.., с. 19, 37, 72, 65—66.

46

Генеральное соображение по Тверской губернии, с. 194, 156, 119.

47

Комов И. О земледелии, с. 167—169.

48

Там же, с. 169; ЦГВИА, ф. ВУЛ, оп. III, д. 18 800, ч. I, л.12

49

Труды ВЭО, 1766, ч. II, с. 114.

50

Труды ВЭО, 1766, ч. II, толкование приложенной табл. IV.

51

Горская Н. А., Милов Л. В. Указ. соч., с. 184—186.

<< Назад  
Вперёд>>  

Просмотров: 13321

Оцените статью
Про мотоблоки
Добавить комментарий

Adblock
detector